«Транснефть – Балтика»: 20 лет бесперебойной работы

Возрастное ограничение: 16+
«Транснефть – Балтика»: 20 лет бесперебойной работы Фото: пресс-служба «Транснефть – Балтики»
ООО «Транснефть – Балтика» отмечает 20-летие деятельности

ООО «Транснефть – Балтика» отмечает 20-летие деятельности. Генеральный директор компании «Транснефть – Балтика» Владимир Радов весь свой профессиональный путь связал с нефтетранспортной отраслью. Газете «Петербургский дневник» он рассказал, как «Балтийская трубопроводная система» и другие магистральные трубопроводы помогают защищать интересы страны, о мерах, предпринимаемых для того, чтобы транспортировка углеводородов была максимально безопасной, и борьбе с одной из главных угроз трубопроводам – «криминальными врезками».

«Балтийскую трубопроводную систему» (БТС) можно назвать гордостью всей нефтетранспортной системы страны. Для постсоветской России этот проект стал уникальным по своим масштабам, внедрению новых технологий и рекордным срокам строительства. Меньше чем за 2 года была построена магистраль, соединившая крупные российские нефтяные месторождения Западной Сибири с балтийским портом Приморск.

- Владимир Маркович, расскажите, пожалуйста, когда и как вы начали работу в компании?

- Сразу после окончания Уфимского государственного нефтяного технического университета в 1998 году я по распределению был направлен инженером-механиком на нефтеперекачивающую станцию (НПС) «Палкино». Спустя несколько лет Ярославское районное нефтепроводное управление, к которому относится станция, вошло в состав только что созданного ООО «Балтнефтепровод», сегодня носящего имя «Транснефть – Балтика». Поэтому, можно сказать, с нашим обществом мы с самого начала, пусть и с перерывами, связанными с работой на других предприятиях ПАО «Транснефть».

- «Транснефть – Балтика» эксплуатирует «Балтийскую трубопроводную систему». Помогите нашему читателю понять, какова зона вашей ответственности? 

- Мощность поставок нефти в направлении Приморска - 60 млн тонн в год. По другому нашему стратегическому нефтепроводу - второй очереди БТС с конечной точкой в еще одном балтийском порту, Усть-Луге - поставляется ежегодно до 36 млн тонн. Помимо транспортировки нефти как на экспорт, так и для нужд российских предприятий, компания обеспечивает поставку нефтепродуктов на внешний и внутренний рынки. Мы работаем в Санкт-Петербурге, Ленинградской, Новгородской, Псковской, Смоленской, Тверской и Ярославской областях. Сегодня наше общество – это 3,5 тысячи километров магистральных нефтепроводов, почти 2 тысячи километров магистральных нефтепродуктопроводов, 72 резервуара, 37 магистральных насосных станций. Но главное, «Транснефть – Балтика» – это около пяти тысяч профессиональных и добросовестных сотрудников, обеспечивающих бесперебойную, безаварийную и безопасную транспортировку энергоресурсов.

- В этом году у возглавляемого вами предприятия юбилей. Как изменилась за два десятилетия сама компания, ее техническое оснащение?

- Принципиально и стремительно меняется система управления трубопроводной транспортировкой. Если 20 лет назад многие операции осуществлялись только вручную, то сейчас большинство функций управления и контроля на себя взяла автоматика. Хотя, конечно, окончательное решение в любом случае принимает человек. В прошлом году мы закончили масштабную реконструкцию Единой системы диспетчерского управления. Один из важных ее компонентов – централизованная система противоаварийной автоматики, которая в автоматическом режиме, без участия диспетчера реагирует на потенциально опасные ситуации в работе трубопроводов и определяет места возможных повреждений.

- Одна из функций «Балтийской трубопроводной системы»  избавить российских экспортеров от лишних посредников, а страну от рычагов давления на нее. Получилось этого добиться?

- Вы абсолютно правы, говоря о стратегических целях строительства БТС. Сегодня мы не будем давать политических оценок, пусть цифры говорят сами за себя. За 20 лет работы «Транснефть – Балтика» обеспечила транспортировку около 2 миллиардов тонн нефти. Из них более 1,2 миллиарда тонн – поставки на экспорт, через порты Приморск и Усть-Луга, а также по трубопроводу в Республику Беларусь. По состоянию на 18 сентября в Усть-Луге с момента начала работы терминалов погружено 2222 танкера с нефтью, в Приморске – 9857 танкеров с нефтью и 4129 судов с нефтепродуктами.

- На территории Северо-Западного региона компания реализовала еще один проект – «Север». Каковы его цели?

- Любое бизнес-предприятие, чтобы быть успешным, обязано реагировать на меняющиеся условия рынка. Проект «Север» и стал такой реакцией. Российские заводы заметно увеличили переработку сырой нефти, и мы стали участниками новой диверсификации – в этот раз в виде увеличения доли поставок за рубеж дизельного топлива стандарта «Евро-5». Для этого часть трубопроводов и их инфраструктура были переоборудованы под транспортировку нефтепродуктов, а для их надежной работы построен ряд новых перекачивающих станций. Сегодня мощность трубопроводных поставок нефтепродуктов в направлении Приморска составляет 25 миллионов тонн в год. И объемы транспортировки нефтепродуктов показывают стабильный рост. Например, за первое полугодие 2020 года в направлении Приморска мы обеспечили транспортировку 10,3 миллиона тонн топлива против 8,5 за аналогичный период прошлого.

- С вопросами экспорта все понятно, а как идет работа по обеспечению топливом внутреннего рынка?

- Здесь также наблюдается рост: 0,7 миллиона тонн за полугодие этого года против 0,6 миллиона за аналогичный период 2019 года. В целом объем транспортировки нефтепродуктов на внешний и внутренний рынки за первые 6 месяцев 2020 года вырос на 19,6 процента. Трубопровод Красный Бор – Пулково обеспечивает поставку в воздушную гавань нашего города топлива для самолетов, а через автоматическую станцию налива Невская автоцистерны получают дизельное топливо из Киришей для АЗС Санкт-Петербурга и Ленинградской области.

- Насколько мне известно, в регионах, где проходят трубопроводы, как правило, образуется и теневой рынок. А нефть и нефтепродукты для него похищаются через так называемые «врезки». Как обстоят дела у нас с этим?

- Это действительно серьезная проблема. Причем проблема отнюдь не только, как кому-то может показаться, «Транснефти». Каждая «врезка» – это экономический ущерб как от самой кражи нефти или топлива, так и от устранения последствий повреждения трубопровода. Это и серьезная угроза экологии и, конечно, удар по кошелькам водителей. Контрафактное топливо реализуется на сомнительных АЗС или прямо «с колес» на трассах. Об условиях его хранения можно только догадываться, как и о том, чем его разбавляют перед продажей.

Борьба с врезчиками напоминает настоящую высокотехнологичную «войну». Похитители топлива – это зачастую хорошо организованные группы с тщательно проработанными планами и четким распределением ролей. Нередко они используют сложное оборудование стоимостью в тысячи долларов, средства охраны, зачастую члены группы вооружены.

- Объясните, что из себя физически представляет врезка в нефтепродуктопровод и удавалось ли схватить с поличным преступников?

- Типовая «врезка» – это кустарный отвод от магистрального трубопровода. Естественно, выполненный скрытно и на скорую руку без соблюдения элементарных норм безопасности. От него ведет шланг, заканчивающийся накопительной емкостью, откуда злоумышленники и откачивают похищенное топливо. Обычно такие емкости прячут в лесах, гаражах или других местах, где можно незаметно перекачивать нефтепродукт.

Конечно, злоумышленники попадаются с поличным – прямо на месте преступления, во время откачки топлива. И это результат кропотливой совместной работы нашего управления безопасности и специального подразделения ГУ МВД по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, которые делают все, чтобы такой «бизнес» оказался невыгодным. Еще несколько лет назад Ленобласть была лидером по количеству «врезок». Например, в 2016 году на территории региона их было зарегистрировано 72. В 2019-м их уже было 18. А за 8 месяцев этого года – всего 5. Хочу напомнить, что «врезка» – это серьезное преступление, за которое Уголовный кодекс предусматривает наказание сразу по двум статьям – «Кража» и «Самовольное подключение к нефтепроводам, нефтепродуктопроводам и газопроводам либо приведение их в негодность». Сроки лишения свободы за них могут достигать 10 лет.

- А что происходит, если преступника не поймают? Получается, что трубопровод поврежден  не герметичен, и высока вероятность нанесения экологического вреда окружающей среде. Насколько это опасно?

- Безусловно, любое вторжение в работу трубопровода несет серьезную опасность. В то же время сегодня автоматика, работающая на объектах компании, позволяет оперативно и точно отследить место, в котором нарушена герметичность, и своевременно сообщить об этом диспетчеру. Поэтому сейчас мы можем максимально быстро реагировать на подобные инциденты, предотвращая возможные негативные последствия.

- Если мы заговорили об экологии, что делает компания в этом направлении?

- Защита окружающей среды – один из приоритетов в нашей работе. Прежде всего, это эффективный контроль. Для этого у нас действуют 4 эколого-аналитических лаборатории, которые ежегодно выполняют порядка 44 тысяч анализов воды, почвы, атмосферного воздуха и промышленных выбросов. И из года в год наши анализы, а также пробы, проанализированные сторонними организациями подтверждают, что производственные объекты «Транснефть – Балтики» не оказывают негативного воздействия на окружающую среду. 

В 2020 году на нефтебазе Усть-Луга мы проводим опытную эксплуатацию новых очистных сооружений хозяйственно-бытовых сточных вод с применением передовой технологии – биореактора с биопленочным подвижным слоем. В 2021-2025 годах на наших объектах планируется масштабная реконструкция трех очистных сооружений хозяйственно-бытовых сточных вод и одной системы очистки производственно-дождевых сточных вод. Это повысит экологическую безопасность производственных объектов общества и обеспечит минимизацию их воздействия на окружающую среду.

У нас есть и своя корпоративная программа сохранения разнообразия водных биоресурсов. В 2019 году водоемы Ленинградской, Новгородской и Ярославской областей были выпущены десятки тысяч мальков «краснокнижных» сига, стерляди, более 100 тысяч личинок щуки. В 2020 году планируется выпуск еще нескольких тысяч мальков сига и стерляди в водные объекты Новгородской и Ярославской областей.

- А проектам социальной направленности уделяете внимание?

- Для нас благотворительная и волонтерская работа – это часть ежедневной работы. В регионах деятельности предприятие помогает медицинским, образовательным, дошкольным учреждениям. Например, для школы в Новгородской области не так давно мы оказали содействие в приобретении 12 автобусов. Помогли оснастить современным оборудованием естественнонаучные кабинеты 13 школ в Ленинградской, Новгородской, Тверской и Ярославской областях. Особое внимание мы уделяем помощи ветеранам, содействию в реставрации мемориалов и воинских захоронений. Новым опытом стала работа по поддержке поискового движения.

- Что-то удалось найти?

- В районе города Кириши прошли работы по обследованию места падения бомбардировщика Пе-2, разбившегося во время боев за Ленинград. Вели поиски члены Ленинградского отделения «Поискового движения России» и представители проекта «Крылья Татарстана». Мы помогли тяжелой техникой, на месте работали и наши сотрудники. Как удалось выяснить, сам самолет при падении, скорее всего, был разрушен взрывом, а после войны большую часть его обломков разобрали местные жители. Но по найденным номерам машину удалось идентифицировать и установить имена погибших летчиков. Скорее всего, сразу после войны их тела были подняты и захоронены в одной из братских могил в Киришах. Однако теперь благодаря работе поисковиков мы установили боевой путь погибших героев, место их гибели и можем отдать им дань уважения. На месте гибели самолета скоро должен появиться памятный знак.

- И последний вопрос: как пережили пандемию и какие планы у предприятия на будущее?

- Отдельные факты заражения сотрудников коронавирусной инфекцией были. Но на пятитысячное предприятие это несколько десятков случаев. Еще весной мы выполнили все предписываемые требования по предотвращению распространения инфекции. Сотрудники, насколько это возможно, переведены на удаленный режим работы. Для тех, кто в силу служебных обязанностей должен находиться на рабочем месте, обеспечены условия труда с соблюдением особых мер безопасности, в достаточной мере закуплены средства индивидуальной защиты, термометры, проводится регулярная санитарная обработка всех помещений. Самое главное, что коллектив ООО «Транснефть – Балтика» даже в новых непростых условиях обеспечивает стабильную работу всех трубопроводов и выполняет все обязательства по безопасной и бесперебойной транспортировке нефти и нефтепродуктов на экспорт и на внутренний рынок. Кстати, это и есть основные планы на ближайшее будущее. Для этого в рабочем порядке необходимо осуществлять своевременное обслуживание, обновление и модернизацию трубопроводов и инфраструктуры.

Интервью Производство

Комментарии 0

Представьтесь, а лучше войдите или зарегистрируйтесь

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru